«Ты, Кубань, ты наша Родина!»

12 февраля 2016 года отмечается 73-я годовщина освобождения Краснодара от немецко-фашистских захватчиков.

Оккупация Кубани – одна из самых трагических страниц ее истории. Еще до захвата районов края гитлеровцы направили на Северный Кавказ большую группу инженеров и экономистов, составивших специальный «экономический комитет по Кавказу».

Все эти советники, эксперты, гестапо приступили к осуществлению разработанной ими программы по ограблению края и истреблению людей. 9 августа 1942 года вражеские войска заняли Краснодар. Фашистская оккупация столицы Кубани длилась до 12 февраля 1943 года.

Это было самое страшное время за всю историю Краснодара. Мученической смертью погибли 13 тысяч жителей города, из них более 7 тысяч умерщвлены в машинах — душегубках. Особенно свирепствовала в городе «зондеркоманда СС-10 А». Она занималась розыском и уничтожением «подозрительных» людей, а также попавших в плен командиров Красной Армии.

Сразу же после оккупации немцы объявили кубанскую землю собственностью германского государства. На улицах нашего города были развешаны портреты Гитлера и плакаты.

Согласно директиве Ставки верховного главнокомандования  необходимо было « не позже 10-12 февраля окружить краснодарскую группировку противника и уничтожить ее».

Стремясь остановить продвижение наших войск, противник создал вокруг Краснодара сильную систему обороны. Кроме того, он использовал для этой цели оборонительные сооружения, построенные нашими войсками в августе 1942 г.  Вся местность около города была изрыта противотанковыми рвами и окопами, большие площади были заминированы.

Советским войскам все же удалось выйти к южному берегу реки Кубань. Форсировав реку и преодолев очаги сопротивления солдаты ворвались в город. Одними из первых проникли в Краснодар части 40-й отдельной мотострелковой бригады Цепляева, 31-й стрелковой дивизии Богдановича, 10-й стрелковой бригады Ивановского.

Солдаты прочесывали улицы, затем овладели трамвайным депо , а когда подошло подкрепление захватили железнодорожную станцию. Ночью 11 февраля было решено ворваться в центр города. Один батальон автоматчиков удерживал железнодорожную станцию и перекрыть железную дорогу в направлении Новороссийска, другой батальон должен прочесывать улицы города, создавая шум и панику. В 1 час 10 минут 12 февраля он ворвался в центральные районы города, уничтожая гитлеровцев. Вскоре советские солдаты заняли улицу Красную, в этой борьбе принимали участие также партизаны и подпольщики.

В этот день советское информбюро сообщило: « 12 февраля на Кубани наши войска, в результате решительной атаки, овладели городом Краснодар». Таким образом, наш город снова стал свободным от  захватчиков.

Писатель К.М. Симонов описывал освобождение так: « Добираемся до центра. На окраинах еще бьют орудия. Где-то за квартал, за два винтовочные выстрелы и очереди. Город изуродован бомбежками старыми и новыми, обстрелом, взрывами и пожарами… но улицы все равно полны встречающих армию людей. Последнюю неделю краснодарцы спали не раздеваясь, каждую ночь ждали нас».

Накануне освобождения 10 февраля 1943 г. в г. Краснодаре фашисты заживо сожгли в здании гестапо 300 человек, на улицах города повесили более 20 человек. Советским войскам победа и освобождение города далось нелегкой ценой. Надо сказать, что оккупация Краснодара длилась 6 месяцев, город был сильно разрушен. За эти месяцы погибло 13 тысяч человек, из которых 6700 было замучено в душегубках.

13 февраля состоялся митинг в освобожденном Краснодаре, где выступил первый секретарь Краснодарского крайкома П.И. Селезнев. 27 марта в крае была создана комиссия по расследованию злодеяний фашистов. Комиссия занималась выявлением лиц, сотрудничавших с немцами, предателей , дезертиров, определением ущерба нанесенного за время оккупации. 14 июля в Краснодаре состоялся первый в стране судебный процесс по делу о зверствах оккупантов. На этом завершается история освобождения города и края.

 

апп

 

 

 

12 февраля годовщина освобождения Краснодара от фашистских захватчиков

 

Виталий Борисович Бакалдин.

На приречной рыжей полосе.

(Краснодарская быль)

Памяти старшеклассников,

погибших при защите

Краснодара в августе 1942 года.

Черным было небо над Кубанью,

Нефть клубила адскую пургу,

Мальчики без воинского званья

Бились на кубанском берегу.

С тощими (за хрупкими плечами),

Собранными дома вещмешками,

В кепочках, в кургузых пиджачках,

С тяжелыми винтовками в руках

Раскаленным августовским днем

Мальчики держались под огнем.

Не надев солдатских гимнастерок,

Пареньки из краснодарских школ

По-солдатски вплавились в пригорок,

Как велели честь и комсомол.

Не богатыри, не исполины,

под напором бешеных атак,

припадая к желтым склонам глины,

трое суток продержались так…

с ними занимали оборону

по-над кручей быстротечных вод

горсть чекистов, морячки заслона

да неполный милицейский взвод.

Разносился голос комиссара,

Командир команду подавал,

И вставала юность Краснодара

И врага сшибала наповал.

На изломе времени крутого

Безымянный, беззнаменный полк

По призыву сердца молодого

По-солдатски выполнил свой долг.

Не успев принять святой присяги,

Толком не умея воевать,

Люди неожиданной отваги

Егерей отбрасывали вспять,

Не мальцы и все же не мужчины,

Даже не совсем призывники,

Ополченцы, юные по чину,

Предвоенной жизни родники…

Не было укрытий им в бетоне,

В три наката не было твердынь,

Падали – видны, как на ладони, —

В лебеду да душную полынь.

За спиной – реки крутой теченье,

На Горячий Ключ разбитый шлях…

Умирали хлопцы ополчения

От знакомых улиц в двух шагах.

Было страшно им и было больно…

Но они иначе не могли.

Полегли поклассно и пошкольно

От родного дома не вдали…

И уже за вечностью:

В горпарке окружал их одноклассниц рой,

И своей девчонке-краснодарке

Вечно помнить обещал герой,

И в моем дворе веселый парень,

Заскочив домой на пять минут,

Утешал: «Мы так по ним ударим,

Что они костей не соберут»!

А ему с отчаяньем молитвы

Мать шептала: «Ты ж смотри, сынок!»,-

Отдавая безопасной бритвы

Впрок не пригодившийся станок.

Где-то за Кубанью по дорогам,

Отступая, молча шли войска.

С ними шла к синеющим отрогам

Гневная усталая тоска.

Части шли к лесистым перевалам.

Части шли все дальше к Туапсе …

А они легли под Краснодаром

На приречной рыжей полосе.

Воды набегают круговертью,

Старый берег новой жизнью нов,

И растет с кварталами бессмертье

Милых краснодарских пацанов.

И глядишь, что там, где на плотину

Залитый асфальтом мчится шлях,

Памятник поставят исполину –

Мальчику с винтовкою в руках!

 

* * *

Они бессмертья не просили.

Сложили головы в бою

за синеву полей России,

за власть советскую свою.

И не могли они иначе.

Иного не было пути.

Не каждый в списке обозначен

у обелиска на груди.

Не каждому вручить награду

смогла спасенная страна.

Дождь золотого листопада

по всей земле, как ордена.

Склоняет Родина знамена.

Она, как мать, в душе своей

не в срок сгоревших сыновей

всех называет поименно.

Навечно с нами память наша.

Её сама земля хранит.

Она – в корнях садов и пашен,

она – металл, она – гранит,

она и подвиг, изваянный,

она и холмик безымянный,

что повиликою повит.

 

Война закончилась,

Но песней опаленной,

Над каждым домом

До сих пор она кружит,

И не забудем мы

Что 20 с лишним миллионов

Ушли в бессмертие

Чтоб с нами жить.

Манукало Е.Н., воспитатель